ЧЕРЕПОВЕЦКИЙ ФОРУМ
22:30 13/04/2021 *
Добро пожаловать, Гость.
Войдите
или зарегистрируйтесь
Выслать повторно код активации

Войти
Новости:
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Книга о.Ефрема Филофейского (Мораитиса) «Моя жизнь со Старцем Иосифом»  (Прочитано 21440 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Boy Gold Ring
Известная личность
****

Репутация: 0
Offline Offline

Сообщений: 113

Свой человек :)


« : 19:22 02/01/2015 »

Лучшая книга из прочитанных мной за 2 года - книга о.Ефрема Филофейского (Мораитиса) «Моя жизнь со Старцем Иосифом»:  читать и скачать можно тут:    https://bvgdeykaesttakayaperedachayka.ru/fiction/moya-zhizn-so-starcem-iosifom/




Предисловие переводчика

В 2008 году в Греции вышла книга воспоминаний Старца Ефрема Филофейского «Мой Старец Иосиф, Исихаст и Пещерник».  Она стала событием в духовной жизни православных греков. Все ее приобретали, все о ней говорили, во всех монастырях книга читалась во время трапезы. В этом нет ничего удивительного. Старец Иосиф Исихаст, как становится все более очевидным, — самая выдающаяся личность в духовной истории XX века. Слово Старца, дошедшее до нас в его письмах духовным чадам, ничуть не уступает слову великих святых отцов. А такое возможно только тогда, когда и жизнь подвижника не уступает житию великих святых. В опубликованных воспоминаниях его личность, житие и учение раскрылись с такой полнотой, глубиной и высотой, что не оставили сомнений у тех, кто отдавал Старцу Иосифу пальму первенства среди духовных учителей последнего времени. Конечно, это произошло и благодаря тому, что воспоминания принадлежат непосредственному преемнику Исихаста — его любимому ученику Ефрему, проигумену монастыря Филофей на Афоне, а ныне Старцу монастыря Святого Антония Великого в пустыне американского штата Аризона.

Масштаб личности и дела Старца Ефрема достойны его духовного отца. На наших глазах он совершил удивительное и невиданное в истории чудо: за несколько лет создал на Американском континенте около двадцати монастырей, которые не иначе как по Божественному мановению наполнились монахами и монахинями, украсились храмами и стали духовным оазисом для жаждущих благодати Божией американцев. Эти монастыри следуют, насколько возможно для Америки, афонскому монастырскому уставу и заповедям Старца Иосифа, которого все подвизающиеся там монахи называют «дедушкой» как отца своего отца, Старца Ефрема.

Переводчику этой книги посчастливилось взять благословение на перевод у самого Старца Ефрема. В монастыре Святого Антония любезно поделились подготовительными материалами к греческому изданию и разрешили включить в русский перевод главы, ранее не публиковавшиеся. Сама книга представляет собой запись устных рассказов Старца Ефрема, которые его чада первоначально записывали на диктофон на протяжении нескольких десятилетий. Была проделана огромная работа по переносу живого слова на письмо и по его тематическому упорядочению. Книга сохранила свойства устного рассказа. Старец Ефрем унаследовал от своего Старца и поэтические дарования: его слово полно художественных достоинств, которыми, надеемся, теперь сможет насладиться и русский читатель.

Русское издание, кроме того, что полнее греческого, имеет другое название, а также другое распределение материала. Самое ценное в книге — то, что запечатлелось в памяти Старца Ефрема о его жизни, послушании и обучении у Старца Иосифа. Эти воспоминания мы и поставили на первое место. Поэтому в русском переводе книга получила название, которое греки дали одной из ее частей: «Моя жизнь со Старцем Иосифом». Здесь звучит слово только Старца Ефрема (за редкими исключениями, которые всегда оговариваются) и, конечно, Старца Иосифа в передаче его ближайшего ученика. При этом мы постарались освободить их слово от редакторской правки, привнесенной при подготовке греческого текста. Вторую часть нашего издания составили биографические материалы, которые старательно были собраны чадами Старца Ефрема как из его слов, так и из других источников. Полное жизнеописание Старца Иосифа Исихаста — это, на наш взгляд, дело будущего, которое потребует немалой исследовательской работы.

Воспоминания Старца Ефрема, несомненно, войдут в золотой фонд святоотеческой письменности и принесут великую духовную пользу всем радеющим о своем спасении христианам. А для избравших благой путь монашества станут бесценным пособием, созданным современными святыми для современных подвижников, от послушника до игумена монастыря. Это книга, которую игумен может смело давать послушникам как самый первый учебник иноческой жизни.

Преображение Господне, 2011 г.
Записан
Boy Gold Ring
Известная личность
****

Репутация: 0
Offline Offline

Сообщений: 113

Свой человек :)


« Ответ #1 : 20:13 26/06/2015 »



«…исправь сначала самого себя» Беседа с монахом Никоном (Лазару), келиотом афонского Нового скита




- Расскажите, пожалуйста, каким был ваш путь в монастырь?

-Это большая история, и мой рассказ займет слишком много времени. Коротко можно сказать, что Господь приготавливает каждому человеку свой путь к Себе. Это мы думаем, что мы ищем Бога, а на самом деле это Он ищет нас и, к счастью, всегда находит. Моя встреча с Богом состоялась, благодаря участию старца Ефрема Аризонского.

-Известно, что ваша келья считается одной из лучших иконописных мастерских на Афоне. Творчество помогает в монашеской жизни?

-Всякое рукоделие помогает и, конечно же, иконопись. Особенно для новоначального важна внешняя сторона жизни ‒ та обстановка, в которой он находится. Старец Паисий говорил, что новоначальный хочет иметь собственную икону, лампаду, часовенку. А о себе добавлял, что ему все это не важно. Он говорил: «Если меня поставить даже под прожектором, я смогу помолиться». Так же с рукоделием. Если новоначальный плетет четки или пишет иконы и это ему помогает в молитве, то пусть занимается рукоделием. Но важно, чтобы все делалось по послушанию. Когда я пошел в монахи, взял с собой краски и кисточки, потому что с малых лет рисовал. Старец, увидев все это, улыбнулся и велел отложить краски до тех пор, пока сам не скажет мне. И я ждал шестнадцать лет.

- Как сделать, чтобы послушники были послушными?

- С этой проблемой сталкиваются все старцы и старицы. Благословение Божие для меня, что первым послушником я имею большого подвижника — монаха Евгения. Очень важно, чтобы были хорошие помощники, которые служат примером для других.

-
-Почему послушание духовнику, игумену, игумении наполняет жизнь человека?

-Потому что непослушание лишило человека жизни и вывело из рая. Для того чтобы показать нам, как вернуться туда, откуда мы пали, Христос спустился к нам с небес, то есть смирил себя, став человеком. Из Писания мы знаем, что он слушался Своих родителей, а если Бог жил в послушании у людей, как же мы можем не оказывать послушание своим старцу или старице? Не молитва, не исповедь, не причастие, а именно послушание — первая буква в алфавите. Послушание приносит смирение и, как следствие, ‒ благодать Божию, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Если даже такое благое дело, как молитва, совершается не по послушанию, она становится грехом. Например, фарисей был добродетельным, имел благоговение, соблюдал заповеди Божии и впал в гордость, превознося свои добродетели.

- Сегодня в мире господствует эгоизм. Такое впечатление, что из жизни человека уходит самопожертвование.

- Эгоисты были всегда, но сейчас эгоизм преподносится как образец. И люди, не имеющие духовной силы, начинают им подражать. По телевизору, в кинотеатре, в средствах массовой информации такой образ жизни преподносится в приукрашенном виде, как что-то очень заманчивое.

- Вам в жизни довелось видеть поразивший вас пример самопожертвования?

- Много раз. Все святые являются примером самопожертвования. Святой человек ведь постится не для себя, бодрствует не для себя, делает поклоны не для себя. Он несет свои подвиги для того, чтобы спаслись рядом с ним тысячи. Он — не один, он является частью Тела Христова. Вот, например, когда человек бежит по стадиону и побеждает, венок победителя надевают ему ведь не на ноги, а на голову, и это есть слава всему телу. Также и один святой есть слава и честь для всей Церкви, не существует индивидуального спасения. В христианстве никто не спасает самого себя; просто если мы любим других, то должны начать с самих себя; если мы хотим спасти своих, то начнем говорить: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя».
Самая опасная ловушка, которую может ставить диавол тому, кто любит других, ‒ это побуждать его идти спасать других, но не самого себя. Почему тут ловушка? Потому что сама твоя духовная жизнь еще ужасная, и то хорошее, которое ты им скажешь, на самом деле является выражением того плохого, что ты носишь в себе. Если ты любишь, то исправь сначала самого себя, делай поклоны, молись — и так спасешь других. Начни с исповеди и послушания Церкви.

- Можно сказать, что отец Ефрем пожертвовал собой, переехав с Афона в Аризонскую пустыню?

- Да, именно так. Он вышел из рая — с Афона и горит в пустыне. Но благодаря тем монастырям, которые он создал там, спасаются не тысячи, а миллионы людей. Я был у него в монастыре и видел китайцев, монголов, жителей Крайнего Севера. Я встретил там молодую пару с маленьким ребенком из Индонезии, с другого конца света, и спросил их: «Вы приехали в США работать?» И услышал в ответ: «Нет, мы приехали к старцу Ефрему».
Люди часами летят в самолете только для того, чтобы увидеть старца Ефрема. Это пример того, как один человек, который закрылся в пещере и начал говорить молитву «Господи Иисусе Христе, помилуй мя», который отдался в послушание своему старцу и начал с исправления самого себя, сегодня спасает тысячи людей.

- Как отличить любовь истинную от той, которая на самом деле является уловкой диавола?

- Диавол не приходит с рогами и хвостом, по которым его сразу можно узнать. Нет, он постоянно говорит про любовь. Но нас спасает только Христова любовь, которая содержит внутри себя смирение, иначе мы становимся проблемой для других. Это можно сравнить с ведром холодной воды, которую мы в жару подаем другому человеку, и вместе с водой ‒ лягушку. А любящий человек сначала вынет лягушку, а потом уже напоит человека чистой водой. Так и мы должны вынуть ту лягушку, которая находится внутри нас, и только после этого в полной мере сможем сказать другому: «Я люблю тебя».

- Почему если человек обвиняет себя, то находит успокоение, а когда обвиняет другого, возмущается и не имеет покоя?

- Когда ты осуждаешь других, ты присваиваешь себе то право, которое имеет Христос на Страшном суде; ты это делаешь вместо Христа — и, значит, ты становишься антихристом. Какое же здесь может быть спокойствие духа?!
Поэтому чем осуждать других, лучше осуждать самого себя, потому что каждый, кто смиряет себя, возвысится.

- Как богатеть во Христе для вечной жизни?

- Христос является вечной жизнью. Но вопрос состоит в том, как найти Христа? На этот вопрос Он ответил нам Сам: Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня (Ин. 14, 21). И святые отцы говорят о том, что внутри заповеди спрятан Христос. Наша вера — не философия, а образ жизни, и живем мы заповедями. Сказано ведь:Покажи ми веру твою от дел твоих (Иак. 2, 18).

- Почему нам так трудно все оставить ради Христа даже в монастыре?

- Потому что и в монастыре мы носим в себе эгоизм. А смерть эгоизму — это послушание. Как бы мы ни старались, но столько добродетелей, сколько имел Денница до падения, мы все равно не приобретем. А разве ему помогло все то, что он не имел? Нет. Потому что он не имел смирения. Диавол поможет тебе поститься, совершать бдения, поможет, чтобы ты бежал выполнять работы по монастырю, потому что знает, что ты станешь гордым из-за того, что преуспел. Только двух дел не позволит тебе диавол сделать: быть в послушании и молиться Иисусовой молитвой, потому что послушание и исповедание своей немощи «помилуй мя, грешного» ‒ это смерть для него. А для нас смирение и послушание — это наша духовная жизнь.

- Можно ли устать от монастырской жизни?

- Монашеской жизнью невозможно пресытиться. Те, кто живут этой жизнью и чувствуют радость, считают, что лучше этой жизни нет и не может быть на свете. Те, кто смотрят на монашество со стороны, думают, что это что-то тяжкое. Но это похоже на то, как если бы мы жалели спортсменов, которые тренируют свое тело, желая получить награду. Только там, где есть труд, будет и вознаграждение. Там, где есть борьба, будет и венец. В раю мы увидим разных людей. Здесь будет и разбойник, и блудница, которые покаялись и освятились, только не будет гордых и ленивых, потому что леность — это гордость тела.
В скиту был старец Дорофей восьмидесяти пяти лет. Братия уже не разрешали ему работать, щадя его старость. А он все время стремился чем-то помочь, но ему говорили: «Сиди отдыхай, ты уже старый». Вдруг он успокоился. Братья удивились и стали за ним присматривать. И обнаружили, что ночью, когда все спали, он взял на плечи газовый баллон, спустился к морю и вернулся обратно. Его спросили: «Зачем ты это делаешь?» И он ответил: «Все трудятся, и я не могу сидеть, сложа руки».

- Батюшка Серафим оставил множество советов и монашествующим, и мирянам. Как вы считаете, какой наказ самый главный для нас сейчас?

- И летом, и зимой он говорил: «Радость моя, Христос воскресе!» У него любовь была Христова. Он подтверждал ее делами. Он начал с себя, и потому, что он распял себя и воскрес, воскресают сегодня миллионы людей. То же самое было с отцом Ефремом: он умертвил себя в послушании старцу Иосифу, отдался полностью Богу, и Бог дал ему все. Отец Ефрем основал тридцать монастырей и наполнил их людьми. Где это видано, чтобы человек создал тридцать монастырей?! У него нет образования, он не является ни богословом, ни ритором, и нельзя поэтому сказать, что он привлекает людей красивыми словами. Он даже разговаривать хорошо не умеет. И это нужно для того, чтобы стало очевидно, что не он творит чудеса, а кто-то другой через него. Поэтому если мы любим и хотим спасти других, начнем, как преподобный Серафим и старец Ефрем Филофейский, с самих себя.

- У батюшки Серафима ведь двадцать пять лет великих трудов было: затворничество, молчальничество, столпничество, и только потом он стал старчествовать.

- Нас не должно впечатлять количество лет, проведенных на камне или в затворе, а должно впечатлять то, что его ругали, осуждали, а он на это никак не отвечал и молился за осуждающих его. То же происходит сейчас отцом Ефремом. Поэтому мы должны стараться подражать их внутренним страданиям, а не внешним. Тела людей не обладают одинаковой выносливостью, не могут все одинаково поститься, совершать бдения. Однако жить в послушании может каждый, это не зависит от физических возможностей человека. Молиться может каждый. Подвиг молчания нести.

https://apantaortias.cherepovets.info?spot.cherepovets.info/2015/06/cherepovets.info?-post_39.html
Записан
Boy Gold Ring
Известная личность
****

Репутация: 0
Offline Offline

Сообщений: 113

Свой человек :)


« Ответ #2 : 12:49 23/08/2015 »


«Узнавай истинность слов из образа жизни»
Великий старец Иосиф Исихаст (1897–1959) и его изречения


Великий старец Иосиф Исихаст канонизирован как местночтимый святой на Афоне. Блаженная кончина старца последовала 15/28 августа 1959 года. Светлый образ этого подвижника раскрывается в воспоминаниях его учеников, которые сами уже стали старцами, а также в его духовных наставлениях и советах.


Архимандрит Ефрем Филофейский рассказывал о том, как он 19-летним юношей приехал на Святую Гору и стал послушником великого старца Иосифа Исихаста:

«На закате мы наконец причалили к пристани святой Анны. Мертвая тишина, нет ни одного человека. Старец (Иосиф Исихаст) не знал, что я должен приплыть. Тогда там не было телефонов, чтобы сообщить об этом. Вдруг вижу, как один батюшка с торбочкой и палочкой спускается вниз. Это был отец Арсений (духовный брат и сотаинник старца Иосифа). Как только я его увидел, так подбежал, положил земной поклон и благоговейно поцеловал его руку. “Благословите, батюшка”. – “Не ты ли Яннакис из Волоса?” – “Да, старче. Но откуда вы меня знаете?” – “Старец Иосиф знает это от честного Предтечи. Он ему явился сегодня ночью и сказал: "Я тебе привел одну овечку. Помести ее в свою ограду"”».

Отец Ефрем вспоминал о старце Иосифе Исихасте: «Это был невысокий человек, не полный и не худой, с большими мирными голубыми глазами. Его некогда каштановые волосы стали седыми, ведь ему тогда было уже 50 лет. Несмотря на то, что он не пользовался расческой, не стриг ногтей, его присутствие источало некую благодать, нечто величественное и славное, как если бы это был царь. Поскольку он никогда не мылся, некоторые посетители ожидали дурного запаха и удивлялись, что от него, напротив, исходило тонкое благоухание. Это было чем-то сверхъестественным, поскольку он всегда много трудился и сильно потел…

Внешность его была очень благообразной. Стоило только его увидеть, как сразу успокаивались нервы. Каким он был снаружи, таким был и внутри. Лицо его было приятным, очень приятным. И в церкви он произносил “Господи, помилуй!” сладкозвучно. А как он читал Апостол! Чудо! У него был очень красивый голос. И если мы фальшивили в пении на Литургии, он нам задавал тон. Он его не терял. Когда время от времени он нас звал, чтобы собрать или сказать что-нибудь, я думал про себя: “Неужели этот голос когда-нибудь умолкнет?”…

“Старче, пахнет лилиями и розами”. – “Это от молитвы. Разве ты не понимаешь? Благоухание – это Имя Христово”

У каливы Старца я сидел и тянул четочку, а он мне рассказывал о молитве, об отцах, за которыми ухаживал, когда они состарились. И в этом месте, у его каливы, мир благоухал, как лилия и роза, хотя вокруг была одна сушь и ничего не росло, кроме низкого каменного дуба. Однажды я стал нюхать воздух, и Старец меня спросил: “Что это ты делаешь?” – “Старче, пахнет лилиями и розами”. – “Вот балда! Подойди поближе, к двери”. Я подошел к двери в келлию Старца и вдохнул аромат. Я вошел: вся келлия благоухала так, что даже моя борода и одежда стали источать аромат. Старец мне сказал: “Это от молитвы. Разве ты не понимаешь? Благоухание – это Имя Христово”. Должно быть, он много молился той ночью. От Иисусовой молитвы благоухает не только человек, но и место, где он стоит. Я чувствовал, как аромат его молитвы орошал всё, что его окружало, воздействуя не только на наши внутренние, но и на внешние чувства. Часто и отец Харалампий, когда заходил в келлию Старца во время их ночных встреч, ощущал благоухание».

Отец Ефрем вспоминал еще о том, как готовил еду старец Иосиф Исихаст: «Когда он готовил, из глаз его всё время текли слезы. И так как он непрестанно творил Иисусову молитву, благодать Имени Божия освящала то, что он готовил, и делала эту еду очень вкусной… Там, где совершается дело Божие, еда и вода становятся сладкими как мед. Однажды я спросил Старца: “Как это происходит? Почему так бывает?” – “Это от Бога, от Иисусовой молитвы. Совершается молитва – и благословляется еда”».

Перед смертью старец Иосиф Исихаст сказал о своих учениках: «Видишь этих монашков? Они покорят Святую Гору!» Отец Ефрем говорил по этому поводу: «Так и случилось. Община отца Иосифа Младшего восстановила монастырь Ватопед, отец Харалампий стал игуменом в монастыре святого Дионисия, я – в монастыре Филофей, а мои духовные чада возродили монастыри Ксиропотам, Каракал и Констамонит. А отец Ефрем Катунакский особенно полюбил монастырь Симонопетра и очень помог этой обители. Старец предвидел наше будущее».

Старец Арсений Пещерник и Исихаст, неразлучный сподвижник и сотаинник великого старца Иосифа Исихаста вспоминал:

«Вообще, когда послушник имеет веру в благословение старца, то может свернуть горы. Часто, взяв груз, превышавший мои силы, я падал на колени. Но, когда я крестился и призывал благословение старца Иосифа, груз начинал уменьшать свой вес, меня как будто кто-то подталкивал, и я взлетал птичкой, непрестанно творя молитву».

По свидетельству отца Арсения, у старца Иосифа была необыкновенно сильная молитва. О силе его молитв ходили легенды. Старец Арсений рассказывал, что, когда однажды они получили скисшую фасоль, Старец «сотворил теплую молитву со слезами» и на следующий день эту фасоль дал всем, кто подвизался рядом с ним, они по послушанию ее ели, и она казалась им сладкой как сахар.

Старец стал молиться: “Прошу Тебя, моя Богородице, дай немного воды”. Внезапно скала покрылась каплями воды.

В другой раз старец Иосиф пожалел отца Арсения, который в жаркий день издалека носил воду, так как рядом у них не было никакого источника воды. Старец стал молиться Божией Матери: «Прошу Тебя, моя Богородице, дай немного воды, потому что отцу Арсению очень трудно». Внезапно скала покрылась каплями воды. Когда подвижники подставили таз и собрали воду, ее оказалось достаточное количество.

Отец Арсений вспоминал об одном чудесном случае заботы Пресвятой Богородицы о них, когда они со старцем Иосифом Исихастом, уставшие и изможденные, в зимний холод, с трудом добрались до храма: «Войдя в храм, мы почувствовали благоухание двух свежих яблок, прикрепленных к Ее иконе. Старец был посмелее, говорит мне: “Отец Арсений, эти яблоки мы съедим и протянем четку за того, кто принес их в дар. Он оставил их для нас, потому что мы в нужде”. Они были настолько сладкими, что мы говорили, что они похожи на райские яблоки. Как только мы их съели, открылся наш ум, и мы посмотрели друг на друга. “Какой нынче месяц, отец Арсений?” А был где-то конец февраля. “Откуда в это время года взялись такие свежие яблоки?” Мы тотчас пали ниц пред иконой и со слезами благодарили Божию Матерь за этот небесный дар, в котором проявилась Ее нежная материнская любовь. В те времена не существовало даже холодильников, поэтому нет никаких сомнений в том, что это было небесным даром Богородицы».

Иеросхимонах Ефрем Катунакский свидетельствовал:

«Я не мог насытиться благодатью, которую давал старец Иосиф Исихаст.

Множество раз в церкви, в алтаре, я чувствовал присутствие Бога. Он извещает тебя. Многократно у старца Иосифа я не знал: я ли служу или Старец? Вся церковь была погружена в некую духовную сладость, как в мед: Старец служил, а я ощущал присутствие благодати…

Признаюсь, что ни одного человека я так не любил и не боялся, как этого Старца, который стал и остался для меня на всю мою жизнь предметом подражания и при жизни его, и после его смерти. Он стал моим спасательным кругом, и одна лишь память о нем ограждала меня от ошибок и подвигала к дальнейшему продвижению на протяжении всей моей жизни…

Он видел во мне всего меня. С подробностью он изъяснил мне всё, что случится со мной до конца моей жизни. Теперь, когда я вижу, как это сбывается, я понимаю, что значит человек Божий, что значит святой…

В сем суетном мире дети наследуют родительское имущество в равных долях, которые зависят от количества детей. В духовном бывает иначе. Ты получишь духовную силу соразмерно твоей вере старцу и послушанию ему. Так было и со старцем Иосифом Исихастом. Он беседовал с нами. Он говорил нам на своем уровне. А мы понимали на своем. Сколько у нас было силы, столько мы и понимали. Больше того мы не постигли».


Когда иноки монашеского братства спрашивали старца Ефрема о сверхъестественных извещениях, которые он получал по благодати Божией, он отвечал так: «Действительно, свойства благодати превышают естество, но я получил это от старца Иосифа».

Улыбаясь, Старец сказал: “Сегодня ночью я отправлю тебе небольшую посылочку…”

Схимонах Иосиф Ватопедский рассказывал: «Однажды днем, после обеда, когда я положил перед Старцем поклон, собираясь, как обычно, уйти в свою келлию, он сжал мне руку и, улыбаясь, сказал: “Сегодня ночью я отправлю тебе небольшую посылочку. Смотри не потеряй ее”. Я не понял, что он имел в виду, и удалился. После отдыха я, как всегда, приступил к бдению и собрался начать молитву, удерживая, насколько возможно, ум согласно совету Старца. Я не знаю, с чего начал, но помню, что стоило мне приступить к молитве и произнести несколько раз имя Христово, как сердце мое исполнилось любви к Богу. Внезапно она умножилась настолько, что я уже не молился, но изумлялся и поражался преизбытку этой любви. Я хотел обнять и расцеловать всех людей и всю тварь, но в то же время испытывал такое смирение, что чувствовал себя низшим из всех созданий… И в ту минуту я ясно почувствовал, что это благодать Святого Духа и это Царствие Небесное, о котором Господь наш говорит, что оно находится внутри нас (см.: Лк. 17: 21), и повторял: “Пусть так будет всегда, Господи, и больше мне ничего не надо”. Это продолжалось достаточно долго, а потом я мало-помалу вернулся к прежнему состоянию. Придя в себя, я с нетерпением ждал нужного времени, чтобы пойти к Старцу и спросить его, что это было за явление и как оно произошло.

Было приблизительно 20 августа, полнолуние, когда я бегом прибежал к Старцу и нашел его вне келлии, прогуливающимся по своему небольшому дворику. Едва увидев меня, он заулыбался и, прежде чем я положил поклон, сказал: “Видишь, как сладок Христос? Теперь ты узнал на деле, каково то, о чем ты настойчиво просил? Так потрудись, чтобы сделать эту благодать своею и чтобы ее не похитило у тебя небрежение”».

Когда духовный человек чувствует потребность какой-либо души, чье состояние открыто ему, и говорит: «Иди молись – и получишь то, что я тебе пошлю и что тебе необходимо», когда он знает, что именно посылает и принят ли этот дар, – такое превосходит границы естественного и принадлежит к явлениям «превыше естества».

Отец Иосиф Ватопедский свидетельствовал: «Мы, живя рядом со Старцем, никогда не могли постичь всю высоту, глубину и широту его мыслей, хотя он умалял сам себя, чтобы казаться таким же, как и мы, и почти достигал в своем смирении того, чтобы казаться еще меньше нас. Он тогда лишь открывал свою высокую духовность, когда в нашем поведении проявлялось что-то от эгоизма или нерадения. Тоном, не допускающим возражения, Старец сначала указывал нам на опасность, которую несет наша невнимательность, а затем с математической точностью определял наше внутреннее состояние и называл ту причину или страсть, которая нас привела к ошибке…

Когда я спросил о цели этой епитимии, Старец ответил: “Вместе с покаянием необходимо понести и деятельное злострадание”

В период моей жизни с нашим приснопамятным Старцем я допустил некую погрешность по неведению, и он наложил на меня епитимию – пройти пешком утомительный и длинный путь. Когда я его спросил, какова цель этой епитимии, он с печалью ответил мне: “Вместе с покаянием необходимо понести и деятельное злострадание, для того чтобы загладить вину, иначе на нас обрушится по Промыслу Божию невольное наказание, и, возможно, оно будет гораздо тяжелее и больнее, поэтому мы предотвращаем его вольным удвоенным покаянием, и так устанавливается равновесие.

Старец всегда раскрывал нам до тонкостей смысл духовного закона и так называемого воздаяния, посредством которых осуществляется правда Божия по Его беспредельному человеколюбию. Взаимосвязь и переплетение событий убеждают нас, что нет ничего случайного в нашей жизни, и значит, все ежедневные искушения происходят по Божественному домостроительству, чтобы нам причинить злострадание, которое дает возможность деятельно доказать своё покаяние».

Наставления и советы старца Иосифа Исихаста


Бог прежде всего Личность

«Бог не просто какая-то формальность, Он прежде всего Личность, говори с Ним, полюби Его!»

Если ты хочешь, чтобы твоя молитва была услышана

«Если ты молишься и хочешь, чтобы твоя маленькая молитва была услышана, тогда знай, что и твои маленькие согрешения записываются, и они искажают твое маленькое добро».

«Если ты говоришь, что твое согрешение маленькое – ничего страшного, – тогда и твоя маленькая молитва не доходит до Бога – ничего страшного».

«Имей любовь ко всем и смотри, чтобы не огорчил чем-нибудь и не навредил кому, ибо во время молитвы встанет препятствием скорбь твоего брата».

«Во всех же молитвах ум пусть следит и понимает то, о чем ты молишься и что ты говоришь. Ибо если ты не понимаешь, что говоришь, то как вы договоритесь с Богом, чтобы Он тебе даровал то, о чем ты просишь?»

«У всякого молящегося и не кающегося либо молитва прекратится, либо он, молясь, впадет в прелесть».

Узнавай истинность слов из образа жизни

«Правда – вещь дорогая, и не у каждого в словах ее найдешь. Каждый человек как живет, так и говорит. Узнавай истинность слов из образа жизни».

Колокольчик праведности

«У праведности нет колокольчика, чтоб, позвонив в него, узнать о ней. Колокольчик праведности – это терпимость, долготерпение, выдержка. Всё это – yкpашения монаха и всякого христианина».

«Подчини свои страсти и увидишь, как многие благоговейно будут относиться не только к твоим словам, но и к движению твоих глаз».

Благодать Божия

“Не считай себя человеком, если не получил благодати. И без благодати напрасно мы, люди, родились в мир”

«Не считай себя человеком, если не получил благодати. И без благодати напрасно мы, люди, родились в мир».

«Благодать Божия зависит не от лет, а от образа жизни и милости Господней».

«Сразу, как только воистину покается человек, приближается к нему благодать и ревностью увеличивается. Опыт же требует многолетнего подвига».

«Благодать бывает всегда совершенно мирной, смиренной, безмолвной, очистительной, просвещающей, радостотворной и лишенной всякого мечтания. Нет места никакому сомнению в благословенный миг пришествия благодати в том, что это поистине Божественная благодать, ибо она не вызывает у принимающего ее никакого страха или недоверия».

«Если благодать Божия не просветит человека, сколько бы ты не сказал слов, не будет пользы… Но если тут же вместе со словами действует благодать, тогда в ту же секунду происходит изменение в соответствии со стремлением человека. С этого момента изменяется его жизнь. Но это случается с тем, кто не испортил свой слух и не ожесточил свою совесть».

Благодати сопутствует мир душевный, а прелести – беспокойство

«Мы знаем, что вкyсивший вина и испытавший сладость его, если дадут ему yксyс, тотчас же распознает его и отвращается. То же pазyмей и о Божественной благодати: кто познал и вкусил ее плода, так что благодатию просвещены ум и мысль его, явственно различит приходящего как тать и плод прелести приносящего».

Старец Иосиф объяснял, что благодати сопутствует мир душевный, а прелести всегда сопутствует беспокойство: «Тогда человек надувается, словно мех, воздухом темным и нечистым, так что даже волосы его встают дыбом, и весь он становится смятенным и неспокойным».

Стрелка совести показывает, как мы проводим жизнь

Каждый вечер на бдении Старец совершал проверку своей совести. Этому же он учил своих духовных чад. Он рассказывал об этом своим ученикам так: «Вот я сижу и с молитвой испытываю себя и проверяю: что я сделал нехорошо? какая страсть еще сильна во мне? на что мне надо обратить внимание? Ага, на нерадение. Ага, на то, что не слежу за языком. На то, на другое. И сразу занимаю боевую позицию, чтобы исправиться. А на следующий день смотрю, что у меня получилось. И совесть, словно стрелка, это показывает. Как стрелка термометра показывает температуру, сколько сейчас градусов, жарко сейчас или холодно, так и стрелка совести показывает, как мы проводим жизнь».

Стань добрым, и все станут добрыми с тобой

«Не негодуй на братьев. Переноси их ошибки, чтобы и они переносили твои. Люби, чтобы тебя любили, и терпи, чтобы тебя терпели. Стань добрым, и все станут добрыми с тобой».

«Боящийся познать себя пребывает далеко от знания и ничто другое не любит, как только видеть ошибки у других и их судить. Он не видит у других дарований, а видит только недостатки. Не видит в себе недостатков, а только дарования».

«Никогда не видел я, чтобы совершилось исправление с помощью гнева, но всегда – с помощью любви. Возьми пример с самого себя: когда ты становишься кротким? От оскорблений? Или благодаря любви?»

К тебе приходит помысл осуждения

«К тебе приходит помысл осуждения – не сиди и не рассуждай, так это или не так. Тема закрыта. Если тебе говорится о твоем ближнем что-то нехорошее, значит, это осуждение, значит, это опасность».

“Плотская брань возгорается не столько от пищи, от пития, от вина и от сна, сколько от осуждения”

Старец говорил: «Плотская брань возгорается не столько от пищи, от пития, от вина и от сна, сколько от осуждения». А когда ученики спрашивали: «Почему, старче?», Старец отвечал: «Чтобы мы познали, что и мы той же самой природы. Познали, что и с нами воюет тот же самый диавол и что мы все достойны равного осуждения».

«Если кто не судит своего ближнего, то это – свидетельство, и свойство, и доказательство, и удостоверение спасшегося человека. Тот, кто не судит, не будет судим».

«Сострадай тому, кто не имеет. Не осуждай его за то, что он не имеет, что он грешный, злой, лукавый, болтливый, вор, блудник и лжец. Если приобретешь это познание, никогда не сможешь никого судить, даже если видишь его смертно согрешающим. Ибо сразу говоришь: “Нет у него, Христе мой, благодати Твоей, поэтому он согрешает. Если Ты уйдешь и от меня, то сделаю еще худшее”. Он – нищ. Как же ты требуешь, чтобы он был богат? Дай ему богатство, чтобы оно у него было. Он – слеп. Дай ему глаза, чтобы он видел».

Мера и рассуждение

«И во всем имей меру и рассуждение».

“Более всего другого мы нуждаемся в духовном рассуждении и должны в поте лица просить его у Бога”

«Ибо многие дела некоторое время не удаются из-за препятствий, так как не настал их час: одни – потому что препятствуют люди, поскольку, как говорят святые, люди могут препятствовать воле Господней в течение многих лет, а другие – потому что совершенно нет воли Господней на то, чтобы они совершились».

«…более всего другого мы нуждаемся в духовном рассуждении и должны в поте лица просить его у Бога».

Подготовила Ольга Рожнёва

14 августа 2015 года
С фотографиями:  https://www.lavie.ru/put/81334.htm
Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006-2008, Simple Machines